Россия и Мир

Аналитика в самом широком смысле слова

Остров «Змеиный»

Суббота, 5 марта 2011 г.
Рубрика: Политика
Метки: | | | | |
Просмотров: 3431
Подписаться на комментарии по RSS

Остров Змеиный – подарок Румынии за содействие по вступлению Украины в НАТО.

О ситуации, сложившейся с территориальными претензиями Румынии к Украине мы беседуем с Массаловым Игорем Евгеньевичем, депутатом Харьковского областного совета от «Партии Регионов», председателем фонда «Честь и Достоинство».


- Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся с островом Змеиный, решением Гаагского суда и действия украинских властей в этой ситуации?

Я бы здесь хотел вернуться к истории вопроса. Нужно сказать, что Румыния образовалось, как государство после Берлинского конгресса 1880 года, в 1881 году. Хотя княжество Молдавское- Валарское существовало с 1859 г. под протекторатом Турции, только после Русско-Турецкой войны 1877-1878 г. и подписания Сан-Стефанского мирного договора Румыния получила независимость. Крупные страны Европы не устраивал этот мирный договор и был созван Берлинский конгресс. Россия участвовала в этом конгрессе вынужденно – у нее не было союзников. По Сан-Стефанскому мирному договору Румыния получила Добруджу и устье Дуная. А затем Румыния дважды воевала в Первой и Второй мировой войне против России, против государства, которое практически предоставило Румынии возможность получить независимость и эти территории. И уже в послевоенное время были приняты несколько дипломатических документов, которые полностью урегулировали территориальные вопросы между Румынией и СССР. В частности, Парижский мирный договор 1947 г. и ряд деклараций 1948-1949 гг. Украина и Белоруссия, как наиболее пострадавшие республики Советского Союза, были самостоятельными субъектами международного права, членами ООН. Причем в 1947-1949 гг., когда СССР подписывал эти договоры, он зарезервировал за собой право не выполнять отдельные обязательные условия. В частности, не привлекать международный Гаагский суд для решения спорных вопросов. Это право было у СССР, оно было и есть у Украины. И, тем не менее, Украина пошла на привлечение международного суда в ситуации с о. Змеиный, хотя заранее было ясно, что это проигрышный вариант. Фактически, на мой взгляд, это взятка Ющенко Румынии за поддержку в вопросе вступления Украины в НАТО. Таким образом Ющенко пытался «заплатить» за вход в НАТО через Румынию. Саммит должен был проходить в Бухаресте и поэтому вопрос решился именно так. Могла ли Украина не привлекать международный суд, не пойти на него, не выполнять его решений? Имела все права для этого. Но главным здесь является не остров Змеиный, а шельф, в котором обнаружены газовые и нефтяные месторождения. Вот он представляет действительную ценность, и в соответствии с этим решением 13000 кв. км шельфа отошло к Румынии. Вход Румынии в это пространство означает, что она сможет добывать достаточное количество газа, по крайней мере, для собственного потребления. Хотя Румыния является газодобывающей страной, своего газа ей не хватает и частично она импортирует его. Получение этого шельфа даст возможность Румынии компенсировать эти закупки газа.

Дело в том, что поведение Ющенко и бывшего руководства страны абсолютно прозрачно, и не вызывает никаких сомнений в том, что они намеревались сделать именно так. Когда далеко не такая же ситуация возникла у Украины с Россией по острову Тузла, сразу же туда приехал Кучма, возникли проблемы. Украина предприняла акции, были встречи с руководством России. В конце концов, этот вопрос был решен. Здесь же Украина не проявляла никакой активности – полная сдача позиций. Поэтому возмущение, которое сейчас демонстрируют жители Украины, совершенно не соответствует поведению руководства страны. Сегодня следует возмущаться поведением самого Ющенко, а не только действиями Румынии. Во многом, Румыния получила то, что ей пообещал Ющенко.

Но, вдохновленная этим успехом, она заявила о новых, спорных территориях, которые требует вернуть. Это остров Майкан в дельте Дуная. По международному праву, когда граница между странами идет по реке, то следует по линии фарватера, если стороны не договорились иначе. Теперь фарватер изменился, и суда идут между Майканом и украинским берегом. На этом основании румынские власти требуют перенести границу, а остров забрать Румынии. На что министр иностранных дел Украины Константин Грищенко, заявил, что украинская сторона не намерена пересматривать существующую линию границы с Румынией. Главная цель Румынии в споре о Майкане – дельта Дуная и выход в Черное море. Сейчас все больше кораблей предпочитают выходить в море не по румынским протокам, а через украинское устье Быстрое, ведь украинская сторона берет за проход дешевле. Если границу перенести, судоходный коридор станет общим и деньги придется делить. Румыния здесь задействует и другие средства. Румыны строят дамбу и пытаются сделать весь сброс воды через Сулимский проток, чтобы избежать сброса в Килийский. Таким образом, стремятся направить судоходство только по румынской стороне.


- Как вы оцениваете выступления президента Румынии Траяна Бэсеску и ведущих румынских политиков, которые заявляют, что Украина – это «неокончательный проект», «искусственная страна», которая «держит» у себя румынские территории, в том числе, Северную Буковину?

Траян Бэсеску относится к радикальной части румынских политиков. Есть его громкие заявления. Но с правовой точки зрения, все границы, которые были зафиксированы после войны, были подтверждены парламентами еще и в 1949г., и 1961 г., в т.ч. и парламентом Румынии. На Ялтинской конференции была закреплена нерушимость послевоенных границ, которые были определены, и поэтому их пересмотр представляет собой довольно радикальный способ решения проблем на послевоенном пространстве. В этой ситуации, попытка выдвижения территориального вопроса может предполагать все, вплоть до вооруженного конфликта. Со стороны СССР и постсоветских республик есть достаточно хорошо проработанная международная юридическая база, касающаяся границ, о которых говорит Бэсеску. Поэтому заявления о Буковине со стороны Румынии так и останутся заявлениями, если говорить о мирных способах разрешения этих претензий. Это была территория Российской империи, принадлежность которой несколько раз подтверждалась, начиная с 1812 г., когда Румынии еще не существовало, как государства. В части международно-правовых вопросов Украина является приемником УССР, субъектом международного права, имеет соответствующие права, обеспеченные еще при СССР. И нерушимость границ, в соответствии с этим, должна быть соблюдена.

Должен сказать, что вопрос в международном праве, например, по территории Придунавья проработан лучше, чем по Курильским островам. К сожалению, СССР не довел до конца все те решения, которые возникли после окончания Второй мировой войны. Но вопрос с этой территорией проработан достаточно, там есть подтверждения от парламентов, поэтому сегодня такая постановка вопроса Румынией, мягко говоря, не корректна.

- Насколько украинская армия в этих условиях способна обеспечить безопасность и суверенитет страны?

Что касается того, насколько участники конфликта способны разрешить его военным путем – это сценарий крайне нежелательный для Украины. Сейчас румынские вооруженные силы на подъеме и они обладают определенным потенциалом. Это динамичная армия, в отличие от украинской. Обороноспособность Украины находится на низком уровне. Не хочется предполагать, но при возникновении такого конфликта у Украины немного шансов отстоять эту территорию. Одно дело ресурс СССР или России – и совсем другое Украины. Тем более, как члену НАТО, на помощь Румынии придут другие страны.

Что можно сказать об украинских вооруженных силах? Сегодня в украинских ВВС единицы самолетов боеспособны. В Украине нет ВМФ как такового – большинство кораблей устарели и не могут выполнять боевые задачи. В украинской армии не выполняются нормативы для военнослужащих. Если нужно стрелять, стрелковая подготовка не проводится, если нужно проводить физическую подготовку, записывается в журналах, что она проведена, но она не проводится. Украинская армия недокармливается, боеспособность низкая и экономическое обеспечение очень слабое. Конечно, развитие военного конфликта крайне нежелательно для Украины. И сегодня экономический потенциал у Румынии выше, ВВП на душу населения 12200 долл., а у Украины около 7800 долл. Румыния входит по этому показателю в 45 стран, а Украина – в 135 стран. Кроме того, нет мотивации защищать это государство, где 70% населения находится за чертой бедности. Все это необходимо учитывать.

Если говорить о ситуации в самом придунайском регионе - флотилия военных кораблей, которая во времена СССР базировалась на Дунае, сейчас не существует. Вдоль румыно-украинской границы нет ни одного крупного украинского военного соединения. Поэтому с военной точки зрения Украина в этом регионе находится в крайне уязвимом положении. В этой ситуации необходимо размещение украинских подразделений на этой территории. Но приоритетным, подчеркну, является дипломатическое решение вопросов, поскольку международное право в этой ситуации полностью на украинской стороне.

- Хотелось бы рассмотреть геополитический аспект проблемы с точки зрения реализации интересов НАТО и США в черноморском регионе. Выступает ли Румыния в данном случае, во многом, инструментом реализации этих интересов?

Что касается вопроса, связанного с политикой и позицией НАТО, безусловно, инструментами альянса в восточной Европе является Румыния, Польша, Болгария. Но Румыния – в наибольшей степени. Так или иначе, идет процесс «расшатывания» Украины с помощью этих государств. Это как раз, форпосты НАТО и, прежде всего, США, их интересов. Западная Европа ведет иную политику. Когда Румыния, выполняя свои обязательства в ходе торга между Ющенко и румынским руководством о вступлении в НАТО, попыталась провести этот вопрос, то они получили круг сопротивления со стороны Западной Европы. Германия, Франция, Италия выступили против. Естественно, США вынуждены были переориентироваться, и поддержали позицию этих стран. Т.е. Европа придерживается совершенно другой позиции, проводит политику в своих интересах. А Польша, Румыния, Прибалтика - страны, которые ориентируются больше на США. Это возможность для них получить инвестиции в экономику, геополитическую поддержку. Поэтому, думаю, это согласованная политика, которая ведется этими странами совместно с альянсом. Хотя НАТО и отрицает это, ведь речь идет о внутренних делах других государств. Тем не менее, при возникновении напряженности в ситуации, НАТО будет поддерживать Румынию. Это и разведывательная информация, это и акватория Черного моря, учитывая, что там еще есть Болгария, которая тоже занимает проамериканскую позицию, другие страны НАТО. У Украины в данной ситуации единственный союзник – Россия. Единственное государство, которое может поставить на место их всех вместе взятых.

- Насколько важным в этой ситуации является сотрудничество с Россией и построение общей системы безопасности?

Надо сказать, что сейчас Украина ведет себя достаточно робко, неуверенно и побаивается активных действий, связанных с движением к России, оглядывается все время на Запад. Это неверно, на мой взгляд. Страна должна себя как-то позиционировать. Ныне Восточной Европе невозможно стать Швейцарией или Швецией. Но страна обязательно должна ориентироваться на какое-то пространство. Сегодня геополитические связи между Россией и Украиной наиболее сильные – давние, тысячелетние отношения. Одно государство, один народ. Поэтому, казалось бы, вступление Украины в ОДКБ, а так же в другие структуры значительно усилило бы ее потенциал и позволило бы чувствовать себя в этой ситуации более уверенно. Но Украина ведет политику по-прежнему на два вектора – вступление в НАТО и вступление в ЕС. Думаю, оба эти вектора для Украины сейчас закрыты. ЕС не будет принимать в себя новых членов. Принять Украину с ее пенсионерами, с ее проблемами – никто не будет этого делать. Если этого не понимает сегодня наше руководство – это его большие проблемы. Сегодня Украине нужно подниматься, поднимать свой валовый продукт, взаимодействовать с другими странами и не бояться этого – это нормально. Когда Украина вырастет до уровня Германии – ее будут звать в ЕС. По мнению международных экономических экспертов, сильным рынком, нормальным, сбалансированным является рынок, где насчитывается примерно 300 млн. человек. Если мы сложим сегодня потенциал России, Украины, Казахстана, Белоруссии и других стран, то примерно выйдем на эту цифру. Европа насчитывает сегодня 800 млн. человек и из них 300 млн. славян. И это тоже большой потенциал для взаимодействия. Это способствовало бы движению товаров и рабочей силы. Это не означает, что Украина не могла бы торговать с другими странами, но у нее был бы обеспеченный рынок, обеспеченный ее продукцией, что привело бы к стабильному росту. А такая позиция, в которой сегодня находится Украина, которая не попадает в ЕС и не укрепляет экономические отношения, не входит в другие политические союзы делает ее в какой-то степени изгоем, второстепенным государством. Украина должна определяться. И думаю, что путь определения Украины в союзе с Россией и Белоруссией. Это наилучший вариант. Потому, что во всех остальных ситуациях Украину бросят. Как это было, например, во время действия ее ограниченного контингента в Югославии, когда французский батальон не пришел на помощь в критической ситуации при нападении мусульманских отрядов. Это еще одно свидетельство, что Украина не интересна крупным державам. А вот тот союз, который мог бы быть и там, где Украину ждут – туда она не идет. Единственное значительно решение, которое было принято – по Черноморскому Флоту РФ. Но это были только первые шаги. К сожалению, отношения с Россией сейчас пришли от стабильности и развития к стагнации. Все ждали большего. Вначале все развивалось очень динамично. Количество встреч Януковича с российским руководством в первые месяцы прихода к власти превосходило все, что было проведено Ющенко и даже поздним Кучмой. А потом ситуация пошла в другое русло. Украинское руководство пытается найти сейчас направления за пределами этих отношений. Жизнь показывает, что все приходит на свои места. Но иногда этот процесс затягивается. И внешние вызовы, которые происходят в отношении Украины, свидетельствуют о ее слабости и отсутствии верного выбора во внешней политике.

- Верно ли, что одним из главных приоритетов НАТО было вытеснение ЧФ РФ из Крыма? Чтобы затем с помощью решений международного суда, политических средств или «гуманитарных» войн захватить контроль над стратегически важными территориями – дельтой Дуная, спорными территориями, возможно, даже над Крымом, о чем были заявления в Турции. Насколько реалистичен такой сценарий?

Действительно, можно сказать, что главной задачей НАТО в регионе является вытеснение ЧФ. Это геополитическая задача и она решалась разными путями. Путем действий президента Ющенко, например. Мы помним его высказывания о том, что флот будет в Крыму до 2017 года, а потом должен уйти. Это способствовало бы реализации доктрины НАТО в этом регионе. Т.е. доминирование среди стран Восточной Европы - это важнейший стратегический приоритет этой организации. Сейчас, если мы посчитаем те страны, которые находятся в бассейне Черного моря, фактически все они находятся под натовским флагом и принимают проамериканскую политику, включая Грузию. Действительно военно-морской потенциал НАТО в регионе наращивается. Но после принятия «Харьковских соглашений» и продления срока пребывания ЧФ РФ до 2047 г. в России активно ведется работа по модернизации флота, пополнению его новыми боевыми единицами, о чем говорил заместитель командующего Черноморским флотом, вице-адмирал Сергей Меняйло. Возможно, один из четырех вертолетоносцев «Мистраль», которые Россия покупает у Франции, войдет в состав ЧФ. Это серьезно поменяет соотношение сил. Во всяком случае, в ситуации с активностью НАТО в этом регионе и возможными сценариями развития событий более всего важна позиция Украины – с кем она, чего она хочет. Будет ли она поддерживать линию сотрудничества с РФ или будет стремиться к неясным перспективам особого членства в НАТО.

Фактически, в предыдущие годы мы наблюдали задачу НАТО выдавить ЧФ из Крыма, с Украины. Интерес к этому у НАТО по-прежнему сохраняется. Особенность этой ситуации заключается в том, что черноморские проливы принадлежат Турции. Это, можно сказать, давняя стратегическая, дипломатическая «недоработка» России. Во время всех конфликтов, которые происходили с Турцией, 300 лет русско-турецких войн, все-таки не был решен вопрос о принадлежности этих проливов. У России была цель, которую высказывали все государи - вернуть Константинополь и владеть проливами. Кто владеет ими, контролирует вход в Черное море. Во всяком случае, ключ от замка к Черному морю находится у Турции, и это позволяет НАТО решать свои задачи в этом регионе.

Это серьезная геополитическая ситуация, в которую вовлечена Украина. И ее твердая позиция может способствовать разрешению этого конфликта. Каким образом? Твердая позиция Украины может дать понять странам НАТО, что они не являются ее союзниками. В этой ситуации отсутствие такой поддержки, «пятой колонны» за спиной ЧФ РФ, не позволит НАТО реализовать свои задачи, даже с помощью Румынии, Болгарии и Турции. В значительной степени они свернут свою деятельность в этом направлении. Если Украина перестанет двигаться в сторону особого партнера НАТО, тогда у альянса пропадет повышенный интерес к этому региону, а существующая напряженность значительно уменьшится. Тут Украина может сыграть ключевую роль. Естественно, она может надеяться на твердую поддержку России при таком развитии событий. Украине необходимо идентифицироваться и от этого зависит и ее будущее, и развитие геополитической ситуации в черноморском регионе.

Евгений Абрамов

Оставьте комментарий!

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии.

(обязательно)